• A
  • A
  • A
  • АБB
  • АБB
  • АБB
  • А
  • А
  • А
  • А
  • А
Обычная версия сайта

«Майнор показал мне, как можно говорить о политике профессионально»

Никита Зубарев закончил бакалавриат Питерской Вышки по истории, а сейчас учится в аспирантуре по политологии, работает в Лаборатории сравнительных социальных исследований и организует международную летнюю школу по методам политических и социальных исследований. Мы поговорили с Никитой о том, почему он решил заняться наукой, что общего у истории и политологии и как майноры помогают укрепить исследовательский интерес.

Из архива Никиты Зубарева

Из архива Никиты Зубарева

– Никита, почему Вы решили учиться на историка в Питерской Вышке?

– Причина выбора программы у меня, наверное, как и у многих, связана с интересом. У меня с подросткового возраста был интерес к истории, чтению книг и энциклопедий по этой тематике. Поэтому, когда я выбирал выпускные экзамены, стал готовиться к истории. Среди вузов, в которые я прошел, Вышка оказалась лучшим вариантом.

– Почему Вы выбрали майнор по европейскому пространству?

– Мне было интересно следить за тем, что происходит в политической сфере. Когда появилась возможность выбрать предметы, которые связаны с чем-то политическим, с тем, как функционируют современные политические системы, я решил ей воспользоваться. Выбор майнора стал для меня продолжением тех интересов, которые были ранее.

 – Укрепил ли майнор Ваш интерес к этой сфере?

– Майнор, скорее, был для меня возможностью не открыть что-то новое, а узнать больше о том, что мне интересно. До этого я следил за политикой лишь через СМИ. На майноре я посмотрел на эту сферу с экспертной, исследовательской стороны. Майнор показал мне, как можно говорить о политике профессионально.

 – После бакалавриата Вы поступили на политологическую магистерскую программу «Сравнительная политика Евразии», а затем и в аспирантуру по политологии. Что интересного Вы нашли для себя на этих программах? 

 – «Сравнительная политика Евразии» привлекла меня главным образом своим фокусом на России и постсоветском пространстве. Мне интересен данный регион.  В магистратуре я занимался символической политикой, исследовал, как государства конструируют национальную идентичность. Моя диссертация также будет посвящена роли национальной идентичности в российской политике. Однако теперь я буду рассматривать данный вопрос с точки зрения не качественного, а количественного анализа.

– Как Вы оказались в Лаборатории сравнительных социальных исследований?  

– Я начал «стучаться» в ЛССИ с начала магистратуры, мне было интересно получить исследовательский опыт. Меня привлекли к нескольким проектам по сбору данных. После собеседования и конкурса я стал стажером-исследователем Лаборатории. В основном я пока занимаюсь технической работой, связанной с переводом текстов и сбором данных. Но недавно меня пригласили участвовать в исследовательском проекте.

– Можно ли сказать, что история и политология дополняют друг друга?

– Да, с этим я соглашусь. Ведь изначально история была наукой о государствах и политике. Этот базис исторической науки, я считаю, сохранился. Ряд курсов, которые мы проходили, например, история политических и правовых учений, является важной основой для политологии. Кроме того, политологию нельзя изучать без внимания к социальной истории. Понимание функционирования общества в наши дни невозможно без анализа того, как оно менялось на протяжении времени. Поэтому, конечно, история может быть основой понимания политической сферы.

– Что бы Вы могли порекомендовать студентам, которым скоро предстоит выбрать майнор?

–  Хочется сказать банальную, но правдивую вещь – выбирать нужно то, чем тебе будет интересно заниматься. Лично я выбирал то, с чем я более-менее знаком, но в чем хотелось разобраться получше. Мой главный совет – следовать за своим сердцем.